Четверг, 29.07.2021, 02:51
Приветствую Вас Гость | RSS

Копилка интересных историй \(._.)/

Здрям!!!
Форма входа
RSS
Избранное
Музыка (LOL)
Помощник-нумеролог
Опросы
Ваш домашний питомец
Всего ответов: 52
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Тематические статьи

Главная » Статьи » Цитаты » Фильмы

Разрисованная вуаль (2)


– Утром поеду в город, осмотрюсь. Думаю, ты захочешь отдохнуть. Прививку можно сделать и вечером.

– Ты сам прививаться будешь?

– Смысла в этом не вижу.

– Так и обо мне не беспокойся.

– Как угодно.

...

– Скажи, Уолтер, от холеры смерть долгая и безболезненная?

– В течение полутора суток жидкость выходит из организма. Человек умирает от обезвоживания. Так что смерть весьма болезненная, но сравнительно быстрая.

 

– ...И националисты опасаются холеры.

 

Чарли...

Без тебя здесь невыносимо.

 

– Чарли – спец по популярности.

<...>

Он постоянно с кем-то флиртует.

– Всё это несерьёзно...

– Я помню, она говорила, как её ужасно обижает, что в её мужа вечно влюбляются исключительно второсортные дамочки.

 

– Всё так теперь и будет? Вечера в тяжёлом долгом молчании...

Уолтер... Уолтер! Меня не удивит весть, что ты сошёл с ума.

 

– Знаете, женщинам тут не место.

Получив телеграмму о том, что Вы приедете, я был очень удивлён. Я представил, что Вы – угрюмая старая медсестра с толстыми ногами и усами. <...> а тут Вы – худенькая, уставшая и очень страдающая.

– Мы долго добирались.

– Но Вы и теперь несчастны.

Тогда я решил, что Вы, видимо, безмерно любите своего мужа и просто не могли не поехать с ним.

– Весьма разумное объяснение.

– Да. Но абсолютно неверное.

Знаете, что мне кажется странным? Ваш муж не смотрит на Вас. Он смотрит в сторону, в пол, на свои туфли...

– Да... Забот слишком много.

– Забот хоть отбавляй.

 

– У меня... сообщение от матушки-настоятельницы.

– От кого?

– От аббатисы, которая заведует приютом и больницей.

– Не знала, что ей известно о моём существовании.

– <...> Она бы с большой радостью встретилась с милой, преданной супругой доброго доктора Фейна.

– Понятно. Что ж придётся приготовиться к фарсу...

– Она, конечно, поймёт, если ты... не захочешь соваться в очаг эпидемии.

– Тебе нестрашно, ну, и я не боюсь.

 

– Ничего особенного не ждите. Здесь... вопиющая бедность.

 

– Чрезвычайно приятно познакомиться с супругой доброго отважного доктора.

 

– Ответьте мне, миссис Фейн, какую веру Вы исповедуете?

– <...> Мы ходили в церковь, но не очень часто, признаюсь честно. Можно сказать, я исповедую англиканство.

– То есть иными словами Вы ни во что особенно не верите, не так ли?

...

Вы очень привлекательны и очень молоды.

– Не так уж молода... во всяком случае в душе.

 

– Девочек постарше мы обучаем вышиванию. Это отвлекает от грустных мыслей... и приносит небольшой доход.

 

– Она говорит: «Доктор Фейн любит малышей. Он почти всё время проводит в детской, очень помогает сёстрам».

 

– Миссис Фейн, что-то случилось?

– Нет. Ничего... Обычные глупости...

 

– Чем ты занят?

– Я... проверяю уровень азота в местных томатах.

– Зачем?

– «Зачем»? Тебе это вряд ли интересно.

 

– Уолтер, что мы будем делать, если переживём эту эпидемию?

– Не представляю. Но, думаю, нет смысла всё время вспоминать то, о чём нам обоим лучше забыть.

– Но ты никак не забудешь...

– Прошу, мне нужно работать.

– Но послушай, что я хочу тебе сказать...

– Хорошо, раз ты настаиваешь.

– Я... хотела... сказать, что... сегодня я была у этих монахинь...

– И что произошло? Тебя обратили?

– Да что ты... Они говорили о тебе, и я почувствовала...

– Что? Что ты почувствовала?

– Я думаю, что боялась тебя.

– И правильно.

 

– Я знаю, ты злишься на меня, но, поверь, если бы мы могли...

– Можешь идти...

– ...поговорить...

– Право, я не понимаю, чего ты наконец от меня хочешь?

– Возможно, чтоб мы были не так несчастливы.

– С чего ты решила, что мне плохо? У меня вообще нет времени, чтобы думать о тебе.

– Об этом я и говорю! Я чувствую себя... бесполезной.

– И что ты мне предлагаешь сделать?!

– Ради всего святого, ну хватит меня наказывать!

Боже мой, ты так меня презираешь...

– Нет, себя презираю.

– Почему?

– Потому что был в тебя влюблён.

 

– Прошлой ночью скончалась сестра Марисс. Я пишу письмо её близким во Францию.

– Мне очень жаль...

– Большой грех – оплакивать праведницу, потому что её добрая и светлая душа отправилась прямо на небо.

Чем могу помочь?

– Эм... Теперь... с потерей ещё одной сестры вам понадобятся новые руки. Нельзя ли мне приходить к вам и делать что-нибудь, всё равно что, только... только чтобы помочь?

– Моё дорогое дитя, Вы уже помогли, прибыв сюда вместе с мужем.

– Я здесь уже месяц... И, поверьте, не представляю чем себя занять. Позвольте мне помогать сёстрам в больнице...

– Нет, невозможно. Холера – это чудовищная болезнь. Вдруг Вы, не приведи Господь, заболеете...

– Я могу мыть у вас полы... что угодно, лишь бы... лишь бы быть полезной...

– Нет, полы мыть необязательно. Плохо ли, хорошо, но это делают сиротки. Нет-нет, это наш долг и призвание выполнять подобные обязанности. Но с каждым днём круг дел всё увеличивается...

 

– Сейчас не лучшее время для белой женщины гулять по китайскому городу в одиночку.

– Я тебя умоляю... Тебе не всё равно: гоминьдановцы меня убьют или скука?

<...>

Кстати, ты будешь рад узнать, что монахиням от меня не больше пользы, чем тебе.

– Я закрыл единственный источник воды в городе.

– И что же будет?

– Не представляю.

– Похоже, от нас обоих нет никакой пользы. Наконец-то хоть что-то общее...

 

– Эти люди – как животные. Предусмотрительности нет, лишь пустые желудки и сила.

Вот они с самого моего детства держат власть в Китае. Но это время подходит к концу. Им не будет места в новом Китае.

– Я вижу, Вас моё пребывание тоже не устраивает?

– Да, Китай принадлежит нам, китайцам. Правда, весь остальной мир думает иначе.

– Ко мне это вообще не относится. Я пришёл сюда не с оружием, а с микроскопом.

– Я Вам верю.

Было бы прекрасно – работать вместе без ваших ружей, направленных против наших людей.

 

– Мы планируем направить воду в город с полей вверх по реке, над кладбищем. С Вашего разрешения и с помощью Ваших войск могилы будут перенесены подальше от воды. Полковник Ю и его люди обеспечат быстрые похороны умерших, поддержание целостности водных источников и проведение необходимых санитарных мероприятий. Это сократит смертность и позволит нам покончить с болезнью.

 

– Если люди умирают, значит, это Судьба! Что я могу поделать?

 

– Благослови их, Господь, их тяжёлый, бескорыстный труд.

– Допускаю, что это возможно.

– Допускаешь?

– Мне кажется, тут всё немного сложнее.

– Они принимают к себе сирот и дают им шанс в жизни. Что тут может быть такого сложного?

– А ещё они ходят к молодым матерям и просят... отдавать детей в монастырь, предлагают деньги, чтобы поддержать семьи, лишь бы согласились. Они здесь не просто приют содержат, твои монахини... они обращают детей в католичество. У всех нас в Китае свои цели.

– Но, всё равно... то, что они тут делают, – просто замечательно, ты не согласен?

– Я приехал изучать бактерии и не вижу необходимости иметь мнение о чём-то другом.

– А я вижу! И я восхищаюсь ими. Надо ли всегда всё усложнять и... омрачать?

И то, что ты делаешь, я считаю, – необыкновенно благородно.

– Раньше ты ненавидела меня. Что изменилось?

– Ох, Уолтер! Со всем своим умом ты в своих оценках совершенно не знаешь чувства меры. Мы – люди – намного запутаннее, чем твои крохотные микробы. Мы непредсказуемы, мы можем ошибиться и можем разочаровать.

– Да, вот это уж точно.

– Прости. Прости, что я – не совершенство, которым бы ты меня хотел видеть. Я – самая обычная, и, между прочим, никогда не притворялась другой.

– Нет, не притворялась.

– Я люблю театр... и танцы... и... в теннис играть. Я... я играть люблю. И люблю мужчин, которые любят это. Уж, прости, такой меня воспитала мама.

– Ну, я довольно неплохо играю в бридж.

– С ума сойти! Чертовски увлекательно!

Как вспомню ужасные походы по бесконечным музеям Венеции... Ты обсуждал гидроизоляцию в накопительной системе, восхищался сложностью водных развязок, ну, и прочей ерундой. Честно говоря, мне бы больше удовольствия доставила игра в гольф.

– Наверное, ты права. Глупо – искать друг в друге свойства, которыми мы не обладаем.

– Да. Да, глупо.

Уолтер... Почему ты не вышиб дверь, поняв, что мы там вместе с Чарли? Ты мог хотя бы избить его.

– Он того не стоил. А, может, гордость мешает мне драться?

– Я бы так не сказала.

 

– Я и не думала, что Вы в неё так влюблены.

– Придёт же Вам в голову...

– Я это вижу по глазам.

Мужчины непредсказуемы.

Я было решила, что Вы – такой, как все, а теперь поняла, что ничего про Вас не знаю.

– Ага.

– Любопытно, что она нашла в Вас...

<...>

– Она сказала, что я – хороший парень.

– Если бы женщины любили мужчин за их достоинства...

 

– Не могу поверить...

– Почему не можете поверить? Иметь ребёнка – это так естественно...

 

– Китти, ребёнок мой?

– Я этого не знаю.

Прости меня.

– Что ж... Теперь это неважно, да?

– Неважно. Неважно...

 

– Доктор Фейн сказал мне, что предлагал Вам уехать, но Вы не пожелали.

– Я не хотела вас оставлять...

– Да. И мы признательны Вам, дитя моё. А ещё Вам хотелось быть с мужем.

– Но... это мой долг.

– Долг – это мытьё рук перед едой, не более того.

Я полюбила в семнадцать лет... Господа. Глупая девчонка с романтическими иллюзиями по поводу отношений с Богом... Но влюблена была очень страстно. Годы шли, мои чувства менялись. Он разочаровал меня... своим безразличием... У нас установились отношения взаимного равнодушия, словно у старых супругов, которые сидят бок обок на диване и молчат все вечера. Он знает, что я его не брошу. Это мой долг. Но когда любовь и долг – одно и то же, это божье благословение.

 

– Прости меня.

– Простить тебя?

Мне не за что тебя прощать.

Уолтер... Прости меня.

 

– Как глупо... Через неделю умрут. Стоят очень дорого. Что скажешь?

– Скажу, что они милые.

– Ну, да. Кажется, ты прав.

 

– Кити Фейн! Вот это сюрприз!

– Здравствуй, Чарли.

– Что ты делаешь в Лондоне?

Я знаю, прошло столько времени... Извини, что не писал...

А что это за чудо такое?

Здравствуйте, юноша. Как Вас зовут?

– Уолтер.

 

– Мамочка, а кто это был?

– Никто, милый. Никто...

Категория: Фильмы
Просмотров: 1583
Категории
КаленДАРь
:)
Поиск
ПОПУЛЯРНОЕ
Роксолана 31561

8 способов заставить мужчину ревновать 18018

Вещие сны в Новый год, на Рождество, в Святки и на Крещение 15113

Детям до 16... 9944

Нумерология и дата знакомства пары 9048

Профессиограмма журнализма 8972

Близость (3) 8478

Неадекватные люди (3) 7972

Влияние Асцендента на характер и враждебность 7970

Древо жизни 7522

Брачная совместимость 7053

Григорий Яковлевич Солганик. Язык современных СМИ 6691

Богач и жнец 6407

1. THE INSPIRATION OF MR. BUDD 6333

Влияние Асцендента на внешность 5998

Неадекватные люди (2) 5758

Один день 5418

* BAKER’S DOZEN 5389

В ожидании чуда 5253

Воспитание чувств 4755

Трёхчастная структура сценария 4544

10. THICKER THAN WATER (1) 4491

Язык и речь 4354

Боярский сын и пастух 4313

Александр Петрович Сковородников, Галина Анатольевна Копнина. Выразительные средства газетной публикации 4299

Не рой другому яму – сам в неё попадёшь 4192

Мечта (короткометражный фильм) 4182

Взаимоотношения знаков 4067

Стилистические ошибки в тексте 3939

5. THE AVENGING CHANCE (1) 3897

Стилистика русского языка 3873

Пять сантиметров в секунду 3728

Водительский стиль 3581

Высоцкий. Спасибо, что живой 3547

4. THE DISAPPEARANCE OF MR. DAVENHEIM (1) 3526

6. THE PAINLESS METHOD 3502

9. TERRIFIED 3450

Змееносец 3330

7. THE PERFECTIONIST (1) 3293

36 сюжетных линий Жоржа Польти для драматургии 3161

Стрижка волос по лунным дням 3075

3. PROBLEM AT POLLENSA BAY (1) 3071

7. THE PERFECTIONIST (2) 3070

8. THE TOUCH OF NUTMEG MAKES IT 3031

Неадекватные люди (1) 3011

Благоприятное время для бракосочетания 2982

Бруно 2933

Ольга Алексеевна Лаптева. Двуединая сущность языковой нормы 2786

2. THE NAME 2666

Ольга Алексеевна Лаптева. Магия журналистского слова 2645


Copyright MyCorp © 2021
Сайт создан в системе uCoz